Лазерная коррекция зрения: история, методики и различия

Сегодня проблемы со зрением по статистике имеет каждый пятый житель Земли, а это, ни много ни мало, полтора миллиарда человек. Причем, большинство людей с различными офтальмологическими диагнозами живут в странах, где люди интенсивно пользуются гаджетами. К примеру, огромное количество «очкариков» в Южной Корее: почти 70% населения. В России ситуация лучше, но ненамного.

Ученые подсчитали: в среднем человек современный проводит перед экраном компьютера и гаджетов не менее 8 часов в день (давайте честно: многие из нас намного больше). Для сравнения, в 1995 году ученые проводили такое же исследование, и средний показатель времени пребывания перед монитором составлял 3 часа. Разумеется, тогда мы больше смотрели телевизор и больше читали книг. Тем не менее, столь пагубно на наше зрение это не влияло. Специалисты уверены: смартфоны, планшеты, монитор компьютера — злейшие враги зрения современного человека. Несмотря на то, что производитель разрабатывает оборудование в соответствии с требованиями безопасности, главное из них, а именно — расстояние от глаз до экрана, мы контролировать не можем, отсюда и последствия.

Если вы принадлежите к числу тех, кто носит очки или контактные линзы, наверняка вы задумывались над тем, делать или не делать операцию по лазерной коррекции зрения. И правильно: прогресс и микрохирургия достигли таких высот развития, что данная операция уже считается чуть-ли не элементарной косметической процедурой. Как мы дошли до такого? А вот так — методом проб и ошибок. На самом деле, начиналось все очень серьезно и лазерная коррекция зрения — не такая уж и элементарная операция, как на первый взгляд кажется. Что бы ни говорили вам в коммерческой клинике, глаз- дело тонкое, определенные риски есть всегда, и не всем такая операция показана.

Скальпельный период

Разумеется, у каждой технологии есть своя история. То, что мы имеем сегодня — результат труда многих ученых, проложивших путь мысли в данном направлении полтора века назад. В 1869 году была выдвинута теория о том, что изменить кривизну роговицы (а это, по сути, та же линза), можно, определенным образом «поцарапав» её. Выдвинул ее нидерландский профессор офтальмологии Херманн Снеллен. Но поскольку в то время устройства для проведения операций ни тонкостью, ни стерильностью не отличались, орудовать ученые могли в то время лишь металлическим скальпелем. До микрохирургии было ещё совсем далеко, данный метод остался скорее в теории, не получив широкой экспериментальной базы.

Кстати, это не единственное изобретение ученого, которое нам знакомо: в 1862 году Снеллен предложил таблицу для проверки остроты зрения, которой мы сейчас пользуемся — у нас она называется таблицей Сивцева, и мы её с детства почти наизусть знаем.

Первая операция по коррекции зрения человеку была проведена в Голландии доктором Лансом. Случилось это аж через 30 лет после озвучивания теории Снеллена, в 1898 году. Но, ввиду ряда объективных причин, данные операции можно было считать скорее расширением экспериментальной базы, нежели надежным и действенным методом.

В 30-е года операция, при которой на роговицу глаза от зрачка к периферии наносились насечки, уже практиковалась достаточно широко. Исследования проводили ученые разных стран, данный метод получил название радиальная кератотомия, считается, что предложил этот термин в 1939 году японский офтальмолог Т.Сато. Развитие его метода получило продолжение и в нашей стране.

В 1949 году ученые предположили, что, если изменить направление луча света, проходящего через роговицу, возможно практически полностью восстановить нормальное зрение. Американский ученый Дж.Барракер предложил новый метод — кератомилёз. Суть его заключалась в частичном удалении ткани роговицы непосредственно в ее толще. При этом, ткань роговицы иссекалась специальным ножом. Этот подход в дальнейшем и ляжет в основу современных лазерных операций.

Однако, хирургический инструментарий того времени все ещё был далек от микронной точности, и первые оперируемые часто сталкивались с серьезнейшими осложнениями: от затяжного заживления до помутнения роговицы, ведущего к потере зрения. Результат таких операций действительно оставлял желать лучшего. Многие технологии медицины с тех пор изменились до неузнаваемости, но именно этот метод лег в основу практически всех сегодняшних предубеждений.

Хотя, инструменты для операций на глазах выглядят и правда жутковато. Вот, например, механизм, предназначенный для срезания верхнего слоя роговицы:

Технологии продолжали совершенствоваться, и уже в 70-х новые алмазные инструменты и микроскопы позволили вывести радиальную кератотомию на качественно новый уровень, что было неразрывно связано с разработками Святослава Николаевича Федорова. Данный метод коррекции аномалий рефракции стал применяться при близорукости (миопии) и астигматизме. Суть его заключалась в том, что, в отличие от метода Сато, по технологии Федорова производилась более поверхностная кератотомия, при которой на роговицу наносились не более 12 максимально глубоких дозированных радиальных надрезов.

Впоследствии эта операция была поставлена на поток и позволила вернуть остроту зрения (да и само зрение) огромному количеству пациентов в России и за рубежом. Федоров первый применил алмазные скальпели для микрохирургических операций на глазе, запатентовал технологию размещения хирургических столов «ромашка», при которой возможно проводить до 15 операций одновременно, разработал технологии создания и имплантации искусственного хрусталика и лечения открытоугольной глаукомы без вскрытия глазного яблока. Эти методики используются и сегодня во всем мире.

Что касается коррекции близорукости, «федоровский» метод был достаточно сильно инвазивным и зависел от рук врача, что, учитывая тонкость устройства глаза, нередко имело  последствия и влияло на прогнозы. Кроме того, список побочных эффектов радиальной кератотомии содержит полтора десятка пунктов, самым популярным из которых является гиперметропизация: со временем люди становятся более дальнозоркими.

Поскольку на момент исследования таких операций был проведен примерно миллион, было выявлено, что вероятность появления побочных эффектов 2–14 %, но на тот момент это было ничтожно мало по сравнению с другими «роговичными» операциями.